Мой отдых в Светлогорске и в других местах Калининградской области

Автор ALexx, 10 сентября 2011, 00:36:17

« назад - далее »

0 Пользователи и 1 гость просматривают эту тему.

ALexx

Продолжаем разговор!

"БОЙЦЫ НЕВИДИМОГО ФРОНТА
"При подготовке операции исключительно большое внимание мы уделили организации штурма крепости Кёнигсберг.
В этих целях штаб группы и его разведывательное управление организовали тщательную разведку всей системы обороны крепости. Наряду с разведывательными поисками и наземным наблюдением проводилось тщательное аэрофотографирование. Очень ценные сведения добыли разведчики – сапёры, а также группы разведчиков, засылавшиеся в тыл врага начальником разведки группы войск генерал-майором А.А.Хлебовым".
Из воспоминаний Маршала Советского Союза И.Х.Баграмяна.
Подготовка к штурму Кёнигсберга началась задолго до его начала. Ещё в январе 1945 года в город Кёнигсберг было заброшено несколько разведывательных групп 3-го Белорусского фронта, каждая из которых имела своё конкретное задание и маршрут, который был известен только в штабе фронта. Одну их таких групп возглавлял 22-летний лейтенант Пётр Смирновский.
В составе этой группы в Кёнигсберг был заброшен Михаил Суриков. Документы у разведчиков были безукоризненны: они умудрились встать по ним на довольствие. Два месяца длился рейд разведгруппы в Кёнигсберге. Группа изучала район, известный сегодня как Ленинградский, – собирала данные о расположении техники, огневых точек, вооружении и живой силе противника. Полученные сведения о противнике были использованы при создании макета города-крепости Кёнигсберг".

"ОНИ РУКОВОДИЛИ ШТУРМОМ
Макет системы обороны Кёнигсберга был создан офицерами оперативного управления, разведки и топографической службы Земландской группы войск под руководством генерал-майора Бобкова Ф.Н. в феврале 1945 года. По макету учили офицеров, задавая им конкретные кварталы с характерными ориентирами. Макет был выполнен в масштабе 1:5000. площадь макета – 36 кв.м.
Выполнялся макет на окраине города Велау (Знаменск). Когда работа была окончена, макет был перевезён в Лабиау (Полесск).
В период штурма Кёнигсберга он находился на КП 43 армии (командный пункт 43-й армии и вспомогательный пункт управления 3-го Белорусского фронта) в п.Фуксберг (Холмогоровка Зеленоградского района).
В настоящее время макет экспонируется в Калининградском историко-художественном музее".

"ОБОРОНА КЁНИГСБЕРГА
Генерал от инфантерии Отто Ляш был назначен комендантом крепости Кёнигсберг 30 января 1945 года.
После того, как были расстреляны все боеприпасы и сгорели тыловые склады, 9 апреля 1945 года Ляш подписал приказ о прекращении огня. Гитлер заочно приговорил генерала к смертной казни через повешение, а семью Ляша признал судебно ответственной за его преступления. Сталин также приговорил Ляша к смерти, но затем заменил эту меру на 25 лет заключения в лагерях.
11 лет Ляш провёл в советских лагерях. В октябре 1955 года он был освобождён из плена и поселился в Бад-Годесберге (ФРГ). Ляш рассказал о защите столицы Восточной Пруссии в книге "Так пал Кёнигсберг" (Мюнхен, 1958) и описал свою жизнь в советском плену в книге "Сладкий хлеб и плеть" (Пфаффенхофен, 1965).
Система обороны Кёнигсберга включала внешний оборонительный обвод, частично преодолённый войсками Красной Армии ещё в январских боях, и три позиции (пояса) внутреннего обвода: первая проходила на удалении 6-8 км от центра города, вторая – в 3-4 км от центра в черте города, третья – опоясывала центр города вдоль старой городской черты".

"ШТУРМ НАЧАЛСЯ
Началу штурма предшествовала 4-х дневная артиллерийская подготовка, в результате которой были сильно разрушены оборонительные сооружения крепости и полевой обороны.
6 апреля в 9 часов утра 5000 орудий нанесли огромной силы артиллерийский удар по всей глубине обороны и крепости. Рушились форты и другие оборонительные сооружения, дрожала земля. В 12 часов штурмовые группы перешли в атаку. Вместе с самоходными установками и орудиями сопровождения они вгрызались в оборону противника, блокировали оживающие огневые точки, прорывались к "воротам" фортов.
Из воспоминаний Ивана Максимовича Рожина:
"... В первый же день к нам пришёл подполковник из штаба и поставил задачу взводу. Продвигаясь, нужно было уничтожать огневые точки противника, находящиеся на высоких местах (зданиях, кирхах и др.), где были установлены пулемёты. Все бойцы взвода расписались в протоколе, что не будут употреблять водку и продукты (немецкие), так как они могут быть отравлены.
Тут же вручили бойцам поздравительные открытки с началом штурма Кёнигсберга от командования и политуправления 3-го Белорусского фронта.
После вручения открыток подошла агитационная машина, вынесли 2 усилителя, и на всю мощь проиграли "Катюшу" в исполнении Руслановой:
"И на море, и на суше
По дорогам фронтовым
Ходит русская "Катюша",
Ходит шагом строевым.
Припев:
Зачастую фрицев глушит,
Подчистую гансов бьёт,
И фамилии не спросит,
Как метлою подметёт".
После "Катюши" раздалась команда: "В атаку! Вперёд!", – и по всему фронту взвились зелёные ракеты. С самоходок было видно, как выглядит цепь фронта, она была похожа на извилину...".

"ВПЕРЁД НА КЁНИГСБЕРГ
Первоначально главную ударную силу авиации – 18-ю воздушную армию – предполагалось ввести в сражение 6 апреля, но помешала погода. С утра 7 апреля установилась лётная погода, и командующий ВВС Красной Армии Новиков А.А. решил использовать тяжёлые ночные бомбардировщики днём, пока позволяла воздушная обстановка несмотря на то, что Главный маршал авиации Голованов А.Е. высказал сомнение.
И вот появились первые самолёты 18-й воздушной армии. Они шли в одиночку один за другим с равными интервалами. Около часа не смолкал в Кёнигсберге грохот разрывов крупнокалиберных бомб. За это время на врага было сброшено 3743 бомбы общим весом в 550 тонн. Весь город заволокло дымом. Массированный удар 516 боевых машин возымел своё действие. Многие опорные пункты и форты были разрушены, движение по городу прекратилось, командование гарнизона, как впоследствии показал опрос пленных, потеряло управление частями и не смогло маневрировать резервами. Сопротивление противника после этого удара резко снизилось, и наши войска стали быстро продвигаться к центру Кёнигсберга".

"ГОРОД В КОЛЬЦЕ
Из воспоминаний Героя Советского Союза Полупанова В.К.
... И вот, ползком мы пробираемся к форту №5. подошли к минному полю немцев, в котором нам нужно было сделать проходы. Осторожно сняли около 200 мин и вышли к берегу наполненного водой противотанкового рва. И тут вспыхнувшие огоньки немецких осветительных ракет осветили всё вокруг – наша штурмовая группа была обнаружена. Преодолев 50-ти метровой ширины ров, мы оказались в мёртвой зоне, недосягаемой для огня пулемётов... Укрепившись на самой вершине форта, мы забросали двор гранатами, уничтожив около двух десятков гитлеровцев... Выставив сторожевое охранение из 3-х бойцов, мы отправились вниз... и увидели, что один из капониров форта был повреждён при бомбёжке. Зияющая брешь была заложена изнутри ящиками от снарядов. Подложили туда 5 противотанковых мин и взорвали. Когда рассеялся дым и пыль, мы увидели огромную брешь в стене форта: в казематах и отсеках завязалась ожесточённая рукопашная схватка.
"Гвардия генерала Галицкого форсировала Прегель в кромешной тьме. Орудия прямой наводки, множество пулемётов били с правого берега Прегеля на левый. Набережные были охвачены огнём, точно камень вдруг загорелся. Рушились, трещали здания. А внизу под ливнем снарядов и пуль, на тёмной стремнине широкой реки плыли гвардейцы полковника Толстикова. Использовали всё, что только могло держаться на воде: плоты, бочки, брёвна, лодки, амфибии. Огромные баллоны, наполненные воздухом (большие надувные лодки), качались на гребнях кипящей от разрывов реки. На плотах плыли пушки".
Газета "Правда", 16 апреля 1945 года".

"КЁНИГСБЕРГ ПОСЛЕ ШТУРМА
Из воспоминаний Рожина И.М.
"... После окончания штурма поступил приказ: подготовить к отправке посылки домой. У меня ничего не было, но приказ надо было выполнять. Один боец дал мне плащ, другой форму морского офицера, с которой он срезал пуговицы, 5 ручных машинок для стрижки волос. Посылка потянула на 7,5 кг. Но домой пришло два кирпича...".
Письмо Алексея Свекрицкого из Кёнигсберга.
15. 04. 45 г.
Дорогие мои!!..
... Пару слов о Кёнигсберге. Город большой, промышленный и видать был неплохой. Сейчас трудно сказать о его красоте, так как от него мало чего уцелело. Более-менее осталась в целостности окраина, а центр сильно разрушен.
Много в городе осталось гражданского населения, в том числе и наших русских. О трофеях и военнопленных писать не стану. Думаю, что Вы читали в газетах.
Сегодня-завтра вышлю Вам посылку. Хорошего ничего не достал, так как не было времени. Сразу же после боя вышли из расположения города. Трофеев было до черта, но представляете, в бою не до этого. Вместе с этим не разрешено посылать две посылки. Одну, и ту не более 5 килограмм. Продукты высылать не стану: не выгодно с ними возиться. За вещи вы сможете достать на месте жиров...
Ваш Алёша".

Продолжение следует!

ALexx

Продолжаем разговор!

"ПОСЛЕДНИЙ ДЕНЬ ШТУРМА
Из воспоминаний Яновского П.Г.
"... 9 апреля в 18.00 на участке 27-го гвардейского стрелкового полка 11-й гвардейской стрелковой дивизии перешли линию фронта немецкий полковник Г.Гефкер и его переводчик Ф.Ясковский с письменной просьбой от имени коменданта крепости генерала Ляша к советскому командованию о высылке к нему парламентариев и прекращении огня... В группу парламентёров кроме меня, тогда подполковника, начальника штаба 11-й стр. дивизии были включены начальник разведки штаба артиллерии дивизии капитан Федорко А.Е. и инструктор политотдела дивизии капитан Шпитальник В.М., который был одновременно и нашим переводчиком...
До линии фронта, а затем обратно в штаб дивизии нас сопровождали наши разведчики. Мы были без оружия. Белый флаг от линии фронта до немецкого штаба нёс немецкий солдат. В пути следования нас дважды задерживали немецкие патрули и пытались применить оружие... В 21.00 прибыли в штаб Ляша. Этот штаб находился в специально построенном железобетонном подземном бункере на Университетской площади, насчитывавшем более 20 комнат, между которыми растерянно бегали офицеры... Через полторы-две минуты генерал Ляш вошёл в комнату начальника штаба, и я вручил ему экземпляр листовки-обращения Василевского. Он взволнованно прочитал сообщение и дал согласие прекратить сопротивление и сдаться в плен, оговорив своё решение заботой о сохранении жизни оставшихся в городе 100000 местных жителей. Это было в 21.30".

"ПРАЗДНИК ПОБЕДЫ В КЁНИГСБЕРГЕ
Завершение штурма Кёнигсберга Москва отметила в ночь на 10 апреля 1945 года салютом – 24-мя артиллерийскими залпами из 324-х орудий.
В ознаменование этой победы 9 июня 1945 года была учреждена медаль "За взятие Кёнигсберга". Медалью были награждены все участники Восточно-Прусской операции (с 23 января по 10 апреля) – более 760 тысяч человек. Около 200 воинов были удостоены высокого звания Героя Советского Союза. 97 частей и соединений получили почётное наименование "Кёнигсбергских".
На территории Калининградской области 169 братских воинских захоронений, в которых покоится прах 118795 воинов Красной Армии и Военно-морского флота, в том числе 96 Героев Советского Союза. Одним из первых памятников в стране был памятник 1200 гвардейцам, открытый в Кёнигсберге 30 сентября 1945 года.
8 мая 1945 года командующий 11-й гвардейской армией Галицкий К.Н. издал приказ, в котором говорилось: "В целях увековечения памяти бойцов и командиров, погибших в боях с немецко-фашистскими захватчиками за город Кёнигсберг, соорудить по утверждённому эскизу-проекту памятник и произвести перезахоронение воинов".
15 июня 1945 года начались работы на строительной площадке, которые шли и днём и ночью при свете прожекторов – площадка ни минуты не пустовала. Через 2,5 месяца памятник был готов. В день 15-летия Победы перед обелиском был зажжён Вечный огонь".

Пройдя через дворик, мы подходим ко входам в два коридора. Левый коридор закрыт решёткой, за которой видно только, что коридор не прямой, а идёт дугой. Судя по всему, он имеет связь с казематированным траверсом, находящимся выше. Правый коридор открыт, он прямой и имеет слабенький уклон, ведёт к боковому полукапониру. Идти по этому коридору сложно из-за того, что внутри нет освещения, попытки подсветить хоть что-то мобильником не изменила ситуацию вообще никак, подсвечивать дорогу вспышкой фотоаппарата оказалось лучшей идеей, но тоже не вариант. В итоге я углубился всего метров на 10, насколько хватало солнечного света от ворот, дальше идти было совсем некомфортно, так я туда и не сходил.
Дальше мы поднялись по одной из аппарелей на вал. Видимо его постепенно приводят в порядок, т.к. видны пеньки спиленных деревьев, а в дворике распиленные стволы, но до окончательного порядка ещё очень далеко. На вале отчётливо видны протоптанные дорожки, отклоняться с них не хотелось. В первую очередь мы осмотрели два казематированных траверса, входы в них были закрыты решётками, но через них было видно устройство помещения, винтовые лестницы с нижних этажей и характерные овальные колодцы, а точнее "окна" между этажами, через которые поднимались боеприпасы. Повсюду под ногами попадаются закрытые решётками колодцы, некоторые засыпаны землёй или мусором, другие нет, и тогда видно, что вниз они уходят на серьёзную глубину. Назначение их различное, одни могли быть вентиляционными шахтами, другие – возможно, выводили к смотровым башенкам, третьи – просто провалы, образованные из-за разрушений в теле форта или обнажившиеся в результате артобстрела ходы сообщения. Некоторые видны на расстоянии, но встречаются и такие, которых не увидишь пока не подойдёшь вплотную, так я чуть не наступил на решётку, которая закрывала колодец, всего лишь сделав два шага от тропинки. А всё потому что решётка была тёмной и заросла травой, вот из-за этого и не хотелось больше сходить с тропинок, дальше я везде ступал аккуратнее, тщательнее выбирая дорогу.
От правой оконечности форта мы пошли по валу с тыльной стороны в направлении центральных ворот, т.е. поверх казарм правого крыла. В районе главных ворот над центральной потерной возвышалось какое-то разрушенное сооружение, от которого вниз уходил засыпанный ход сообщения. Рядом мы обнаружили металлическую трубу со следами от пуль, она напоминала трубу от печки. Потом, прочитав книгу об этом форте, я узнал, что это на самом деле одна из нескольких труб являвшихся элементами заземления. В казематах форта хранилось большое количество боеприпасов и взрывчатки, также у немцев было проведено электричество, и чтобы взрывчатые вещества не сдетонировали от статического заряда или искры от проводки по казематам провели проводку заземления, соединили их более толстыми проводами, вывели в нескольких местах наверх и соединили с такими трубами.
Дальше мы немного прошли по валу над казармами левого крыла. Здесь видно, что почти ничто не тронуто и не благоустроено, только мусора почти нет, а тот что есть – это уже принесённый с собой в недавнее время благодарными посетителями. Сам внутренний дворик был зеркальным отражением такого же правого, смотреть было особенно не на что, поэтому мы вернулись в район главных ворот и прошли к фронтальной части форта по центру вдоль центральной потерны. На пути нам попались два выхода из форта, один был заложен кирпичом, оставили только окошко заделанное решёткой. Другой был сильно разрушен с одной стороны, с другой стороны разрушения были не очень сильными, но вход, возможно, был также заложен кирпичом или завален ещё чем-нибудь, а спуск затоплен, здесь, скорее всего, располагался наблюдательный пункт.
С вала мы спустились ко рву и по маленькому перешейку перешли на напольный капонир, с него я смог увидеть только одну амбразуру закрытую решёткой на правой сторону, к левой стороне подход был осложнён зарослями, и мы туда не стали соваться. На другой стороне рва беззаботно сидели рыбаки, а недалеко от них, правее напольного капонира я увидел разрушенную стену, это был важный след, оставленный сапёрами штурмующими форт. Для удачной переправы через ров было необходимо проделать непосредственный выход к воде, т.к. у края рва был возведён контрэскарп – вертикальная стена. Наши сапёры заложили взрывчатку и несколько снятых ранее немецких мин и подорвали стену, обеспечив нормальный подход ко рву. Потом они поставили дымовую завесу, под прикрытием которой к форту стала переправляться штурмовая группа. В некоторых местах контрэскарпа я обнаружил ещё несколько мест подрыва, возможно переправа была организована в нескольких местах.
От капонира мы вернулись к дворику и спустились по лестнице вдоль кирпичной стены. Перед тем как возвращаться по галереи и потерне назад, мы зашли в ещё одну дверь, он находится справа, если идти в галерею из дворика. За дверью находился коридор, влево и вправо от него находились помещения, а в конце виднелась винтовая лестница. От входа направо расположено помещение, на двух окнах которого выставили находки. Рядом с этим помещение есть ещё одно, вход туда со стороны дворика закрыт железной дверью, но через окно было видно, что там наведён порядок, возможно помещение готовят для чего-то. Дальше по коридору по правой стороне было ещё одно помещение, но вход туда был закрыт решёткой, а весь пол был затоплен, и по уровню воды можно было предположить, что это помещение было связано с затопленным колодцем во дворике. По левой стороне находилось ещё одно помещение, размером побольше первых двух, из него уходил ход в сторону центральной потерны, но там не было света и было непонятно, можно ли вообще там пройти. Когда мы прошли коридор до конца, то сверху по лестнице спускались люди, думаю, что лестница ведёт к помещениям казематированного траверса. А влево от лестницы уходил ещё один ход сообщений в сторону центральной потерны, он был не завален, и как обычно, из-за отсутствия должного освещения, мы туда не стали соваться. При выходе из коридора нас встретил смешной щенок, жене удалось его погладить, а от меня он убегал, видимо испугался.
Вернувшись по галереи и потерне к главным воротам, решили пройтись вдоль казарменных помещений правого крыла. После того как прошли до края форта захотелось зайти внутрь, прошлись по одному из помещений, зашли в крайние правые комнаты, там у немцев был туалет. В казарменных помещениях пол был кирпичный, в туалете бетонный, а в комнате между ними – выложен шестиугольной плиткой. Когда шли обратно, увидели во рву большое количество плавающих у поверхности рыбок.
На этом посещение форта закончилось, мы осмотрели всё что хотели. Возвращаясь к кассе, мы проходили мимо выставки "Тайны инквизиции XVI-XVIII веков", нам предложили зайти за отдельные деньги, но нам это было не интересно и мы направились к выходу. Но информацию со стендов, выставленных у входа, я запечатлел.

Продолжение следует!

ALexx

Продолжаем разговор!

"СОЗДАНИЕ ИНКВИЗИЦИИ
Инквизиция (от латинского inquisition – расследование, розыск) – особый следственный и судебный орган при католической церкви в XIII-XIX веках, главная задача которого – борьба с ересями и инакомыслием. Учреждён папой Иннокентием III (1198-1216). Папа издал чрезвычайно жестокие указы. Согласно им все верующие обязаны были доносить инквизиции о любом подозрительном человеке. Имена свидетелей сохранялись в тайне. До судебного разбирательства защитники не допускались. Сам судебный процесс проходил в условиях строгой секретности. Вёл его инквизитор, бывший одновременно и судьёй, и обвинителем. Приговор нельзя было опротестовать. Обвиняемых, которые сознались и раскаялись в содеянном, приговаривали к пожизненному заключению; те же, кто упорствовал в своём "преступлении", кончали жизнь на костре. В 1252 году папа Иннокентий IV дополнил правила проведения инквизиционных процессов разрешением использовать во время дознания пытки.
Первоначально (с 1204 года) на юге Франции судебные разбирательства осуществляли монахи цистерианского ордена. При папе Гонории III (1216-1227) папская инквизиция распространилась и на территорию Италии. В 1231-1235 годах папа Григорий IX (1227-1241) передал функции инквизиции монахам доминиканского и францисканского орденов и к 1232 году ввёл постоянные инквизиторские трибуналы в Италии, Германии, Испании, Португалии, Франции, Нидерландах, а позднее в Мексике, Бразилии, Перу. Приговорами инквизиции сотни тысяч людей были обречены на смерть за предполагаемую связь с дьяволом и колдовство. Её жертвами стали выдающиеся мыслители и учёные прошлого Ян Гус, Джироламо Савонарола, Джордано Бруно, Галилео Галилей, Томмазо Комианелла, Николай Коперник. В большинстве стран Западной Европы инквизиция была уничтожена как судебное учреждение в XVIII веке. Последняя казнь по приговору инквизиционного трибунала состоялась в 1826 году в Валенсии.
В глазах инквизиторов ересь и колдовство соединялись в единое целое. Неоценимую помощь в борьбе с колдовством оказали инквизиции великие схоласты – так называют христианских богословов, которые в XIII-XIV веках предприняли попытку научной систематизации христианского мировоззрения. К числу вопросов, которыми в то время занимались схоласты, относился и вопрос о природе колдовства. Августий Блаженный учил, что любой из видов колдовства по сути своей есть договор между колдуном и дьявольскими демонами. Так называемая "сделка с дьяволом" глубоко оскорбительна для Бога. Поэтому все колдуны суть предатели христианской веры и должны быть наказаны как еретики. Это учение касалось также и суеверий, бытовавших среди простолюдинов. С помощью демонов колдуны умеют создавать новые тела путём сочетания разнообразных элементов, например, из ила порождать лягушек, змей и червей. Демоны также учат их вызывать бури, грозы и град. Это семя попало на благоприятную почву инквизиции, которая отыскивала в учёных трудах схоластов всё новые поводы для обвинений, в которых под пытками жертвы вынуждены были "признаваться". Так с помощью богословской премудрости плодились безумные бредни о происках дьявола, его демонов и приспешников-колдунов.
Преследование колдунов со стороны инквизиции началось в первой половине XIV века. Ареной для проведения подобных процессов стали Южная Франция, Северная Италия и Юго-Западная Швейцария.
Фанатиков-судей больше всего тревожило то, что эти отринутые Богом колдуны и колдуньи, по всей видимости, творили свои злодеяния не поодиночке, а объединившись в некую "ведовскую секту", созданную и направляемую самим дьяволом, адскую рать, объявившую войну христианской Церкви.
Сатанинские цели и коварные методы этой секты инквизиторы разоблачали в так называемых трактатах о ведьмах, число которых множилось с поразительной быстротой. Авторы этих трудов, опираясь на показания, полученные под пытками у обвинённых в колдовстве, а также на фантазии учёных-схоластов, создавали новую демонологию. Первый значительный труд такого рода, "Муравейник" ("Formicarius"), созданный в 1437 году доминиканским аббатом Иоганном Нидером, опирался среди прочего на результаты ведовского процесса, которым около 1400 года завершилась охота на ведьм в Бернских Альпах. В этой книге объединены отдельные элементы зарождавшейся одержимости ведовством: ведьмы и колдуны входят в ведовскую секту, летают по воздуху, принимают звериное обличье, убивают младенцев во чреве матери, приготовляют колдовскую мазь из детских трупов, сеют ненависть и раздор, распаляют похоть и совершают немало других злодеяний.
На протяжении XV века представление о "дьявольских ведовских сектах", изложенное Иоганном Нидером в "Муравейнике", пополнилось рядом других трактатов о ведьмах. Авторами этих поистине роковых книг были большей частью сами инквизиторы. Например, Никола Жаке, чьё полемическое сочинение "Бич еретиков", вышедшее в 1458 году, стало первым трактатом о ведьмах, наиболее полно отразившим одержимость ведовством.
Заключение сделки с дьяволом представляли себе так: стоило женщине, сокрушённой трудностями или по иным причинам, разочароваться в своей жизни, как в час уединения перед ней представал дьявол. Являлся он всегда в самом привлекательном обличье: как прекрасный юноша, охотник, солдат или благородный господин, в чёрной, зелёной или пёстрой одежде. Непременно притворялся её искренним другом. Голодным ставил на стол угощенье, бедным сулил деньги, гонимым обещал защиту, несчастных утешал, падких же до земных радостей манил обещаниями весёлой жизни. И стоило только женщине довериться искусителю или не сдержать свою алчность, как незнакомец называл цену за предложенные услуги: отречение от Бога и святых, вступление в ведовскую секту и плотскую преданность ему, великодушному утешителю и помощнику. Тут даже самой наивной простушке должно было открыться, кто же стоит перед ней. И если она не отвергала его услуги, то навеки теряла свою душу. Ведь дьявол немедленно скреплял сделку: неистово наступая не нерешительную, тысячами уловок и льстивых посулов принуждал её стать его возлюбленной. Когда же соглашение с дьяволом заканчивалось подобным образом, он скреплял его ещё и письменным документом. Для этого он расцарапывал руку соблазнённой им женщины и заставлял её подписать приготовленный заранее договор собственной кровью. И, наконец, он оставлял на её теле "дьявольскую отметину" – маленькое тёмное пятно, которое было совершенно бесчувственным. Инквизиторы считали такое пятно несомненным свидетельством связи с дьяволом.
Согласно дошедшим до нас актам судебных процессов, всякая встреча ведьм с их адскими возлюбленными или же самим дьяволом сопровождались кутежами и утехами. Кульминацией этих беспутств были ночные игрища ведьм, главным из которых был великий шабаш. Ещё в 1000 году Церковь считала полёты людей по небу языческими байками, однако, спустя 250 лет признала их возможными".

Продолжение следует!

ALexx

Продолжаем разговор!

"ПЫТКИ И КАЗНИ ВЕДЬМ
В ходе судебных процессов инквизиции широко применялись пытки. Официальный статус пытке в ходе ведения следствия придал в 1252 году папа Иннокентий IV (1243-1254). Продолжительность пыток и их суровость определяли исключительно судьи. В своде общегерманских уголовных законов "Каролина" (1532 год) в статье 58-й говорится: "... проводить ли допрос с пристрастием (то есть под пытками), смотря по подозрению, часто, долго или коротко, сурово или не слишком, решать доверено судье доброму и разумному". Многие инквизиторы были отнюдь не добрыми и разумными, а суеверными и фанатичными людьми, видевшими во всём угрозу христианской вере и потому с особой строгостью преследовавшими "сатанинское ведьмино отродье". Последствия этого для обвиняемых были поистине ужасны. Ведь колдовство считалось преступлением исключительным, и потому на большинстве ведовских процессов пытки были более жестокими и длительными и применялись помногу раз. Соответственно велико было и число тех, кто в руках своих мучителей лишался чувств, умирал или кончал жизнь самоубийством.
Однако это не только не останавливало фанатиков-судей, но, напротив, считалось ещё одним доказательством коварства нечистой силы. Ведь они считали, что те, кто лишился под пытками чувств, были вовсе не жертвами суда, а всё теми же жертвами Сатаны, отбиравшего у них жизнью. Иезуит Фридрих Шпее фон Лангенфельд (1591-1635) резко клеймил это судейское безумие. Невинный скорее признает себя виновным, нежели вынесет подобные муки. "Пожелай я испытать вас, а затем вы меня – в колдунах оказались бы мы все".
Во время пыток на ведовских процессах мужчин раздевали догола или по пояс, а женщин облачали в специальное просторное одеяние. Допрос с пристрастием длился часами, а порой и днями. Начинался он с использования тисков – специальных металлических приспособлений, в которых обвиняемому постепенно сжимали пальцы, вначале поодиночке, а затем все вместе. Если обвиняемый выдерживал эту простейшую пытку, палач надевал на него "испанский сапог" – гнутую металлическую пластину или колодку, которая от вопроса к вопросу всё туже затягивалась под голенью. Тому кто продолжал настаивать на своей невинности, связывали руки и вздёргивали на "дыбе" – способ, который мог быть ужесточён подвешиванием к телу обвиняемого различных грузов. Не менее мучительным было насильственное растягивание тела с помощью верёвочных лебёдок – так называемая "растяжка".
Наряду с "обычными" пытками судьи могли использовать и другие средства. Не было пощады никому, ни детям, ни старикам. Те немногие, кому удавалось пережить пытки и выйти на свободу, оставались на всю жизнь калеками или душевнобольными.
В разгар охоты на ведьм большинство процессов завершалось смертным приговором. Лишь единицам удавалось выйти на свободу после допросов и пыток.
Кому же удавалось освободиться? Можно выделить три группы людей, участь которых была различна. Некоторых суд освобождал ещё до вынесения приговора ввиду болезни или телесной немощи. Они попадали в богадельни или приюты для неизлечимо больных, где за ними велось пристальное наблюдение.
В другую группу входили мужчины и женщины, которых оправдывали за недостаточностью доказательств. Однако обретённая ими свобода была призрачной, ибо при малейшем подозрении их могли вновь схватить, подвергнуть пыткам, а может быть, и казнить. Несмотря на освобождение, они должны были соблюдать строгие требования. Семейные праздники и публичные зрелища были для них исключены. Многим приходилось жить в своеобразном затворничестве, ибо покидать свой дом и двор им воспрещалось.
К третьей группе освобождённых принадлежали те, кого изгоняли из родных мест. Для них, в особенности для женщин изгнание часто было равнозначно отсроченному смертному приговору. Нищие и презираемые всеми, скитались они на чужбине, отовсюду их гнали и осыпали проклятиями. Они опускались и кончали свою жизнь где-нибудь в грязи и нищете.
Обычно же ведьм сжигали заживо, как требовала статья 109-я "Каролины": "Всякому, учинившему ворожбой своей людям вред и убытки, надлежит наказанным быть смертью, и кару эту должно свершить огнём".
Сожжение ведьм было публичным зрелищем, главной целью которого было предостеречь и устрашить собравшихся зрителей. Издалека стекался народ к месту казни. Празднично одетые, собирались представители местной власти: епископ, каноники и священники, бургомистр и члены ратуши, судьи и судебные заседатели. Наконец в сопровождении палача на тележках привозили связанных ведьм и колдунов. Поездка на казнь была тяжким испытанием, ведь зеваки не упускали случая посмеяться и поиздеваться над осуждёнными ведьмами, совершавшими свой последний путь. Когда же несчастные добирались до места казни, слуги приковывали их цепями к столбам и обкладывали сухим хворостом, поленьями и соломой. После этого начинался торжественный ритуал, во время которого проповедник ещё раз предостерегал народ от коварства дьявола и его приспешников. Затем палач подносил к костру факел. После того как официальные лица расходились по домам, слуги продолжали поддерживать огонь до тех пор, пока от "ведьминого костра" не оставался один пепел. Палач тщательно сгребал его, а затем рассеивал под эшафотом или в каком-нибудь ином месте, дабы впредь ничто больше не напоминало о богохульных делах казнённых пособников дьявола.
Даже монах Мартин Лютер (1483-1546), "отец Реформации", боровшийся с мракобесием и устаревшими догмами Средневековья, писал в 1522 году: "Колдуны и ведьмы – суть злое дьявольское отродье, они крадут молоко, навлекают непогоду, насыпают на людей порчу, силу в ногах отнимают, истязают детей в колыбели... понуждают людей к любви и соитию, и не счесть числа проискам дьявола".
Согласно легенде, последний средневековый суд над ведьмой в Кёнигсберге состоялся в 1697 году. Судили 14-летнюю девушку, судили мучительно и присудили к смертной казни. По мрачным законам того времени она была обезглавлена и голова её была сожжена".

После того, как мы покинули форт, решили обойти его вокруг по часовой стрелке. Пройдя вдоль казарм левого крыла, увидели прифортовую постройку, возможно, оно использовалось для укрытия от бомбёжки немцев, прикрывающих форт с фланга. Рядом установлена небольшая памятная доска.

"6 апреля 1945 года штурмовая группа 1-го батальона 806 стрелкового полка 235 стрелковой дивизии с боем подошла вплотную к форту с запада, блокировала его, что обеспечило продвижение остальных подразделений этого полка. При блокаде отличились:
лейтенант Джабаев М.
сержант Кондруцкий А.И.
7 апреля 1945 года воины 2-го батальона 550 стрелкового полка 126 стрелковой дивизии вели завершающие бои за форт №5. К утру 8 апреля 1945 года гарнизон форта капитулировал. В этих боях отличились:
ст.лейтенант Ткаченко И.И.
мл.лейтенант Ишкинин И.И.
сержант Саламаха А.М."

При взгляде с этой стороны на форт, не было видно ничего, только густая растительность сохранила очертания форта, по характерному выступу можно было понять где находится боковой полукапонир. Во рву валялся ствол дерева, на котором грелись утки разных видов, к сожалению, приближение на камере было недостаточным, чтобы запечатлеть их во всей красе. Чуть дальше, когда мы прошли вдоль левой стороны форта, на углу стояла ещё одна памятная доска.

"К утру 8 апреля 1945 года решительными действиями подразделений 2-го батальона 550 стрелкового полка 126 стрелковой дивизии был завершён разгром гарнизона форта. В этом завершающем бою наиболее отличились:
ст.лейтенант Бабушкин Р.Р.
лейтенант Сидоров И.П.
старшина Меренков П.И.
старшина Шубин А.П.
ст.сержант Малыгин Г.А.
сержант Курасов В.М.
рядовой Полупанов В.К.
рядовой Чирков Ф.Т."

А пройдя перед фортом, на другом углу мы увидели ещё одну памятную доску.

"6 апреля 1945 года штурмовая группа 801 стрелкового полка 235 стрелковой дивизии с боем подошла вплотную к форту и блокировала его, обеспечив продвижение остальных подразделений. В этом бою отличились:
лейтенант Нырков Г.М.
рядовой Дворский И.И."

Продолжение следует!

ALexx

Продолжаем разговор!

Проходя дальше вдоль правой стороны форта, мы заметили ещё уток, они очень интересно плыли, три утки шли шеренгой на удалении примерно метр друг от друга, ещё три утки шли колонной примерно с таким же удалением, остальная стая шла вразброд. Здесь у меня кончился второй аккумулятор к фотоаппарату и ещё пару фоток уток я сделал первым, тогда и он кончился окончательно.
Дойдя почти до угла, где начинается военная техника, мы обнаружили памятник Героям штурма форта, на нём в барельефе были запечатлены бойцы, идущие в атаку, а ниже были выбиты фамилии 15 человек, которым было присвоено звание Героя Советского Союза за взятие форта №5, в том числе посмертно. Дальше от форта в сторону Советского проспекта шла аллея с посаженными вдоль ёлками. А непосредственное за памятником находится кирпичное укрытие, идентичное тому, что мы видели с левой стороны. Оно более сильно пострадало от боевых действий, видимо, поэтому памятник был поставлен вплотную к зияющим дырам, чтобы туда не лазили. Мы прошли по аллее до проспекта, в этом месте стоит стела с надписью "Калининград", но что странно, ни возле стелы, ни на самой аллее нет ни одной лавки, как впрочем, и у самого форта. Недалеко от разрушенного ДОТа стояла крошечная постройка, возможно, её когда-то использовали как ларёк. Сейчас оно пустует, внутри ничего нет, а рядом, похоже, были скамейки и столики, от которых остались только столбики. Вот там мы и присели на импровизированную скамейку – неприбитая доска просто лежала на столбиках. Посидели немного, пока ждали такси, решили шикануть и возвращаться в Светлогорск не автобусом. Ждать пришлось всего 40 минут, с учётом того, что звонок я сделал от памятника Героям штурма форта, не так уж и много. Прошлись оттуда к скамейке, посидели немного, обсудили увиденное, за 5 минут до подъезда такси позвонил оператор, тогда вышли к разрушенному ДОТу, и через несколько минут такси подъехало на стоянку.
По приезду в Светлогорск сходили поужинать в "Круассан-кафе", а потом решили ещё немного оторваться и зашли в "Корвет" попить кофе с пироженками. День абсолютно удался, даже, несмотря на то, что я не попал на СРТ и в конце кончились аккумуляторы.

http://fotki.yandex.ru/users/alexx-cromavod/124589/?&p=10

Продолжение следует!

ALexx

Продолжаем разговор!

3 августа (среда) встретил солнечным утром с лёгким ветерком, поздний завтрак в "Круассан-кафе" и прогулка после него растянулись далеко за полдень. По такому случаю, мы собрались на пляж и всю вторую половину дня провели там. А по пути на пляж на променаде заметили девчонку, одетую в наряд ангела – белое платье с крылышками и нимбом над головой. Жаль, что поздно заметили, она уже достаточно сильно удалилась, и я сфотографировал её со спины, если так можно сказать, из последних сил.
На пляже народа было много, что называется яблоку негде упасть, но это слева от "капитанского мостика", справа от него народа было меньше. Купалось народа ещё меньше, либо из-за волнения на море, либо из-за недостаточно комфортной температуры воды. Самому искупаться получилось пару раз, но занятие было не из приятных, и не столько из-за холодного моря, сколько из-за волнения. Сложно было даже просто плыть, не то, что уже отдыхать на спине, волны так и норовили захлестнуть. Примерно к 20 часам стало немного прохладно для загорания, и решили завершить пребывание на пляже.
После пляжа зашли в номер, и пошли ужинать в "Корвет", после чего немного погуляли по центральной части города. Когда вернулись в номер, то я заметил, что поменянные с бельём полотенца имеют символику санатория "Янтарный берег", этот факт показался мне забавным. На этом и завершился этот день.

http://fotki.yandex.ru/users/alexx-cromavod/album/124588/

Продолжение следует!

ALexx

Продолжаем разговор!

4 августа (четверг) начался, как и предыдущий день, ясной погодой и лёгким ветерком. После завтрака мы никак не могли решить, поехать ли в Калининград или остаться и пойти загорать на пляж. С одной стороны день не обещал быть более теплым, чем вчерашний, т.к. изредка кое где можно было наблюдать отдельные облачка. С другой стороны полагаться на прогноз, что вся неделя будет солнечной, тоже не хотелось. Хотелось использовать каждый солнечный день для загорания и купания, но и в Калининград съездить тоже хотелось. Решили пойти на променад с пляжными принадлежностями и там уже принять окончательное решение на день. У "Корвета" немного позанимался фотоохотой на птичек и местных кошаков. На променаде оказалось, что сделать это не просто, волны были меньше, чем вчера, однако, ветерок казался немного прохладнее, а из-за дюны начали наползать облака, закрыв пляж от солнца. Всё-таки, немного подумав и обобщив ситуацию, решили ехать в Калининград. Поднялись в номер, сменили гардероб и отправились на автобусную остановку.
В этот раз при выезде из Светлогорска удалось, хоть и несколько смазано, запечатлеть бывшую баптистскую капеллу, которая находится на Калининградском проспекте справа на подъёме от озера Тихого к железнодорожному переезду у вокзала "Светлогорск-1". Дальше, по дороге на Калининград хотел сфотографировать гнездо аистов, но немного опоздал, началась листва, из-за которой в принципе можно различить гнездо, да ещё стекло автобуса бликануло. Ещё дальше у дороге находился памятник-танк, который я никак не мог поймать в фокус, в этот раз вроде получилось, только пришлось взять панораму побольше, т.к. при такой попытки 2 августа вошла только вторая половина танка.
В плане на день у нас были остров Канта (бывший Кнайпхоф), Рыбная деревня и район улицы Кутузова (бывший Амалиенау). Автобус ехал до Северного вокзала, поэтому дальше надо было добираться на другом транспорте, решили взять такси. Но сначала прошлись мимо вокзала, запечатлели старый паровоз, вышли на площадь Победы и сделали там несколько снимков, дальше пошли к торговому центру "Европа", у которого есть стоянка такси. Перейдя через Ленинский проспект, увидели на противоположной стороне в доме на втором этаже магазин свадебных платьев, жене понравилось название – "Замуж от Борисыча". Рядом со стоянкой такси девушка продавала яблоки, а у коробок лежал грустный пёс.
На такси мы подъехали к Медовому мосту, у моста в воде растут кувшинки, а перед входом на мост установлены ворота и калитки. Мост был разводным, некоторые конструкции ещё остались, но сейчас она не используется. Боковые части имеют покрытие из брусчатки, а центральные (разводящиеся) части имеют покрытие из дерева. На острове много статуй и фигур, но нас больше интересовал Кафедральный собор и его музей. Собор является очень внушительным строением, но всю его внушительность можно почувствовать, только подойдя к нему, тогда понимаешь насколько большая эта махина. Рядом с собором на площадке стоят камни и кресты, я предположил, что это здесь хоронили известных людей. На углу от входа в собор стоял стол, на котором лежали облачения средневековых рыцарей, здесь можно было примерить их на себя и сфотографироваться, при нас мальчишку одевали в кольчугу. Мы вышли на площадку перед входом, мне захотелось сфотографировать фасад собора, чтобы он полностью вошёл в кадр, но сделать это оказалось непросто, надо было достаточно далеко отходить. В итоге у меня это не получилось, закончилось место перед собором, дальше уже были деревья. Слева от входа лежал закладной камень с фундамента Кёнигсбергского замка, сверху на нём были вырублен крест, а над ним корона. Перед входом высели стенды с информацией о соборе, которую привожу ниже, вся информация приведена на русском и немецком языках.

"УНИКАЛЬНАЯ ЭКСПОЗИЦИЯ ПОЗВОЛЯЕТ ОЩУТИТЬ ДУХ ЭПОХИ И.КАНТА, ИСТОРИЮ ОСТРОВА КНАЙПХОФ.
Стены, своды и витражи Кафедрального собора, восстановленные из руин, говорят о преемственности культур и о новой жизни этого исторического памятника.
"ИСТОРИЯ О.КНАЙПХОФ":
коллекция древностей земли Прусской II века до нашей эры – XVI века нашей эры, "Виды города" XIX-XX веков.
"ИСТОРИЯ КАФЕДРАЛЬНОГО СОБОРА. ВОЗРОЖДЕНИЕ ИЗ РУИН":
фресковые росписи – фрагменты первоначального живописного убранства собора из архива Р.Детлефсена, коллекция фотоснимков XIX-XX веков, материалы по восстановлению собора 1992-2002 годов.
"ИММАНУИЛ КАНТ, ЕГО ЖИЗНЬ И ЕГО ГОРОД":
памятные медали и плакетки XVIII века, предметы быта, гравюры Ф.Ларса.
"ЗАЛ ВАЛЛЕНРОДСКОЙ БИБЛИОТЕКИ":
коллекция редких книг, монет, орденов и медалей с XVII века по настоящее время.
Открыты православная и протестаско-лютеранская часовни.
По субботам в Кафедральном соборе звучит живая музыка.
Два раза в месяц читаются лекции из цикла "Живая классика"."

"КАФЕДРАЛЬНЫЙ СОБОР
Музейный комплекс работает с 10:00 до 17:00.
ДЛЯ ВАС ОТКРЫТЫ:
I этаж: православная часовня, евангелическо-лютеранская капелла;
II-IV этаж: история города, острова Кнайпхоф, история собора, И.Кант, Кёнигсберг, Валлеродская библиотека, Альбертина.
СТОИМОСТЬ БИЛЕТОВ ДЛЯ:
взрослых – 100 рублей
учащихся – 40 рублей
иностранных туристов – 150 рублей
иностранных студентов – 75 рублей
фото-видео съёмка для граждан РФ – 50 рублей
фото-видео съёмка для иностранных граждан – 60 рублей
экскурсия для граждан РФ – 80 рублей
экскурсия для иностранных граждан – 350 рублей
все вырученные средства поступают на дело восстановления собора."

"КАФЕДРАЛЬНЫЙ СОБОР
ПАМЯТНИК ИСТОРИИ И АРХИТЕКТУРЫ XIV ВЕКА
Собор посвящён Святейшему телу Господа нашего Иисуса Христа и прославленной Деве Марии, Его Матери Богородице и всем Святым.
Грамота 1335 года.
Общая длина Собора – 93,3 м.
Ширина – 30,2 м., высота – 32 м., башня со шпилем – 57,75 м.
Датой начала строительства считается 1333 год, освящение Собора состоялось в 1351 году. Собор строился Тевтонским орденом как римско-католический. В 1528 году Собор перестал быть католическим и перешёл во владение Кнайпхофа. В 1544 году решением герцога Альбрехта его передали университету. Собор перестал быть Кафедральным, но название сохранилось по привычке.
В 1944 году в результате бомбардировок английской авиации Собор сгорел, и много лет его руины являлись образом людского бессердечия.
В 1992 году начаты восстановительные работы."

Войдя внутрь, попадаем в маленький холл, из него можно пойти направо в православный приход, ничего особенного там нет, либо налево в католический приход, туда я не заходил. Прямо за дверьми находился органный зал, туда мы тоже не заглянули, пошли сразу в музей, для того чтобы туда попасть надо было подняться по винтовой лестнице на второй этаж. Поднявшись, оказываемся в небольшой комнате с картинами с видами Кёнигсберга и остатками отделочных камней, кроме того, здесь находится сувенирная лавка, а в центре стоит стеклянный куб для сбора средств, на что не знаю. Наибольшее внимание к себе привлекают картины "План Кёнигсберга 1613 года" и "Вид на остров Кнайпхоф со стороны Зелёного моста". Из этой комнаты нас направляют в комнату истории Кёнигсберга и Кафедрального собора. Как раз из неё выходила группа туристов из Германии, одни бабульки и дедульки, но живенькие. Они были с экскурсией, но экскурсия была очень быстрой, т.к. пока я изучал эту комнату, они успели подняться на верхние этажи и спуститься обратно.
В этой комнате было наибольшее движение людей, поэтому я не смог фотографировать всё в правильном порядке, но постараюсь восстановить всё по памяти и буду описывать комнату по часовой стрелке. По периметру комнаты на уровне пояса приведены изображения гербов различных личностей имевших отношение к краю. Вначале рассказывается история Кафедрального собора и приводятся фотографии 1930-х годов, августа 1944 года после англо-американской бомбардировки Кёнигсберга и 1960-х годов.

Продолжение следует!

ALexx

Продолжаем разговор!

"Прошли столетия изменяющейся истории.
Суверенно и спокойно стоит он в этом несовершенном мире,
оглядывается в прошлое, в котором пролито столько крови,
и полный надежды, с заботой о мире смотрит в будущее".
Графиня Марион Денькоф (Германия).
ИСТОРИЯ СОБОРА. ДАТЫ.
1322, 20 мая
Епископ Иоханнес Кларе и ландмайстер Фридрих фон Вильденберг обменялись в старом Кафедральном соборе в Альтштадте грамотами, по которым Орден уступил епископу восточную часть острова Кнайпхоф для строительства нового Собора.
1320
Епископ Иоханнес Кларе приступил к строительству Собора на Кнайпхофе. В фундамент будущего здания было забито несколько сотен дубовых свай. Строительство началось с возведения восточных хоров. В планах епископа было строительство кирхи, выполнявшей оборонительно-крепостные функции. Против таких планов выступил магистр Тевтонского Ордена Лютер Брауншвайг, строительство было приостановлено.
1333, 9 сентября
В "Предписании" Ордена были уточнены планы строительства собора, согласно которым вместо крепости должна быть построена простая кирха, с менее толстыми стенами и без военных приспособлений.
До 1351
Состоялось освящение собора. В плане он представлял собой хор, приходскую кирху в виде базилики, с западной стороны к зданию примыкали две башни. Собор посвящён Иисусу Христу и Деве Марии.
1380
Окончательно завершено строительство Кафедрального собора на Кнайпхофе, которое длилось более 50 лет.
1382
Началась перестройка собора. Была возведена зальная кирха с тремя нефами.
1523, 27 сентября
Собор становится лютеранским. Сподвижник Лютера Иоханнес Брисманн, ещё в одеянии францисканца, прочитал в Кафедральном соборе первую евангелическую проповедь.
1525, 10 мая
Собор переходит во владение города Кнайпхоф и становится его общинной кирхой. До этого Кёнигсбергский собор был главнейшей кирхой епархии, но в связи с расформированием Соборного капитула, потерял значение кафедрального собора.
Собор был местом погребения герцогов и самых почётных жителей города.
1544, 10 марта
Пожар на Кнайпхофе уничтожил деревянные части двух башен Собора. Позже, по чертежу придворного столяра Ханса Вагнера, они были заново отстроены. Свой облик собор сохранил до 1944 года.
1901-1907
Большая реставрация собора под руководством Р. Детлефсена, консерватора исторических памятников Кёнигсберга.
1944, 29-30 августа
Произошла бомбардировка Кёнигсберга английской авиацией. Собор был сильно повреждён.
1993
Немецкий центр ремёсел и ухода за памятниками (г. Фулда) под руководством профессора Манфреда Гернера и государственное учреждение культуры "Кафедральный собор" под руководством Игоря Александровича Одинцова начинают восстанавливать собор."

Дальше приводятся изображения фресок собора и рассказ о них, ещё дальше висят ещё несколько фотографий собора, а ещё дальше висит памятный знак первому переводчику библии на литовский язык.

"ФРЕСКИ В ХОРАХ СОБОРА
Помимо непосредственного возведения стен Собора на епископе Йоханнесе Кларе лежала забота и о его внутреннем убранстве. Сразу же по завершению строительства хоров Кларе поручил способному к рисованию строителю, имя которого, к сожалению, неизвестно, украсить внутренние стены хоров циклом фресок. Прообразом изображений послужили иллюстрации из рукописной Библии, составленной в 1324 году доминиканским монахом Людольфом фон Закзен в Штрассбурге. Рукопись быстро разошлась во многих экземплярах, один из которых и приобрёл епископ.
Книга состояла из 42 глав, в каждой из которых содержалось по 100 латинских стихов о чудесных деяниях из Ветхого и Нового Заветов. В каждой главе находилось четыре иллюстрации, таким образом, во всей рукописи их было 168. В церковном искусстве подобные сцены до этого были представлены только в росписи по стеклу. Епископу пришла новая мысль разместить изображения в два ряда по внутреннему периметру хоров. Несмотря на то что художник не имел больших заслуг и использовал в своей работе общепринятые приёмы, его фрески отличались достаточным своеобразием и живостью. Тогда не стояло задачи создать настоящие произведения искусств. Изображаемые сцены должны были служить прежде всего выражением христианского благочестия. Фрески эти считались по своему уникальными для искусства средневековья, несмотря на то что однажды они стали предметом подражания в росписи орденской кирхи в Арнау в конце 14 столетия. От соборных фресок к моменту реставрации 1901-1907 года сохранилось лишь 20 картин, но и этого достаточно, чтобы составить представление обо всей росписи.
До настоящего времени фрески не сохранились. Здесь представлены копии из архива Р. Детлефзена (город Ольштын).
1. Бегство в Египет.
2. Мозес и народ Израиля принимают закон.
3. Геральдические сценки.
4. Сатана побеждён воскресшим Христом.
5. Давид убивает Голиафа.
6. Хороший пастух.
7. Элиас едет в небо.
8. Строительство Вавилонской башни.
9. Элиза наполняет масляный кувшин.
10. Сатана побеждён святой юной девой.
11. Погребение Абнерса.
12. Наэми и обе женщины."

"Памятный знак. Ионас Бреткунас, первый переводчик библии на литовский язык. Скульптор – А. Василяускайте. Бронза, 2002.
"Для Пруссии было большим счастьем, что последний гохмейстер стал первым герцогом. Поэтому в 1525 году не произошло переоценки ценностей, не везде на место старых пришли новые люди. все епископские земли перешли в ведение герцогской администрации. Вместо соборного капитула появилась консистория в качестве государственного ведомства.
Отныне в Кёнигсберге существовало только семь церквей: три старые городские – для жителей трёх городов, Замковая – для жителей Замковой слободы, госпитальная – для больных в госпитале, и две небольшие церкви – св. Николая в Штайндамме и св. Елизаветы в Закхайме.
Характерным для Реформации было то, что каждый человек имел право слушать Евангелие на родном языке.
Людей, говоривших на литовском и польском языках, в Кёнигсберге было много. Штайндаммскую церковь в то время перестроили и назначили сюда так называемого польского проповедника. Читали здесь проповеди и по-литовски. Литовским проповедником в конце столетия был ИОГАНН БРЕТКЕ. Использование одной церкви двумя общинами, да к тому же с сильно колебавшимся числом прихожан, приводило к неблагоприятным ситуациям.
В 1603 году литовцы получили бывшую церковь св. Елизаветы в Закхайме. Первым "литовским" священником стал Лацарус Зенгшток, родившийся в Любеке и выучивший литовский язык в Мемеле, будучи там капелланом".
Ф.Гаузе "Кёнигсберг в Пруссии.
История одного европейского города", 1994."

Выше висят модели щитов с различной геральдикой. Ниже лежат кирпичи с различными следами животных и птиц, а также с различными клеймами, а дальше стоят витрины с находками из железа – дверные петли, детали мебели, ключи и многое другое. Кроме того, в одной витрине находились карты "Завоевание Пруссии Тевтонским орденом и борьба пруссов за независимость в XIII веке" и "Карта продвижения Тевтонского ордена, 13 столетие" с описанием завоеваний и девизом ордена: HELFEN – WEHREN – HEILEN (ПОМОГАТЬ – ЗАЩИЩАТЬ – ЛЕЧИТЬ). Там же было ещё одно описание фресок собора и пара фигурных кирпичей с изображением исторического костюма магистра Тевтонского ордена XIV века.

"ФРЕСКИ КАФЕДРАЛЬНОГО СОБОРА
Большинство фресок Собора представляло собой стилизованные рыцарские гербы Тевтонского ордена и так называемых "военных гостей ордена" – приглашённых Орденом для участия в своих "крестовых походах" рыцарей из разных стран. Собор стал своего рода мемориалом военной славы рыцарства, своеобразной летописью событий прошлого."

"ЗАВОЕВАНИЕ ПРУССИИ
Тевтонский рыцарский орден по поручению императора и папы Римского приступил в 1231 году к захвату земель языческих пруссов и обращению последних в христианство. Весной 1231 года орденские братья во главе с Германом фон Бальк, переправились на восточный берег Вислы, где построили вальное укрепление, назвав его Торн. По мере продвижения для закрепления своих владений орден строил замки. Двигаясь из Торна вниз по течению Вислы, рыцари заложили в 1237 году Эльбинг, в 1239 году Бальгу и в 1241 году Браунсберг и приблизились к нижнему течению Прегеля. На 1239-40 годы орден имел 21 укреплённый пункт. В 1242 году на захваченных орденом территориях пруссы начали восстание, которое длилось около 7 лет. После подавления восстания орден приступил к дальнейшему завоеванию прусских земель. Во главе с чешским королём Отакаром была захвачена Самбия (Замланд). В результате наступления был основан Кёнигсберг (1255). После подавления второго восстания (1260-1272 годы) орден приступил к завоеванию прусских земель Надровии и Скаловии. К 1283 году рыцари вышли к реке Мемель (Неман), где в 1289 году построили крепость Ландсхут (Рагнит). Основная территория Пруссии была покорена. Началось её освоение и улучшение обороны от нападений со стороны Литвы. Из-за отсутствия дорог основной транспортной артерией была река Прегель. От Кёнигсберга вдоль неё было построено большое количество замков: Арнау (1302), Тапиау, Велау (1320), Таплакен (1310), Норкиттен (1320), Инстербург (1336) и другие."

Продолжение следует!

Быстрый ответ

Обратите внимание: данное сообщение не будет отображаться, пока модератор не одобрит его.

Имя:
Проверка:
Оставьте это поле пустым:
32+40х51-87=? Если вы бот, то подсчитайте сумму. А если вы человек, то укажите какие две цифры написаны между знаками +..х:
ALT+S — отправить
ALT+P — предварительный просмотр